Тридцать лет в Крыму

Крым из космоса3 сентября 1987 года, в четверг, на поезде Одесса-Симферополь я впервые в жизни пересек границу Крыма, направляясь к новому месту службы в Севастополь.

О том, как я искал нашу замечательную разведывательную часть на мысе Фиолент, я уже писал. Сегодня не об этом.

Вот уже 30 лет я считаю себя крымчанином и севастопольцем. Многие люди, которые впервые попадают в Крым, влюбляются в него с первого взгляда и потом уже не хотят отсюда уезжать и я тоже отношусь к их числу.

Я действительно был в восторге от моря, гор и скал. Тому, что я застрял в Крыму, а не был переведен служить в каком-то другом, нужном советской власти, месте, весьма поспособствовал развал Союза. На территории Украины частей нашего профиля раз-два и обчелся, поэтому в Севастополе я прошел путь от лейтенанта до командира части, той самой.

Ну а в жаркий сентябрьский четверг 1987 года, представившись командиру и осмотрев территорию части, я занялся поисками жилья. По закону офицеру для этого предоставлялось трое суток, о чем я и напомнил майору Елькину. Николай Михалыч был хитрый жук и бодренько ответил мне: «Да-да, конечно. Вот берите пятницу, субботу и воскресенье, а в понедельник приступайте к приему должности». То есть, один рабочий день и два выходных. Хитер, однако, но лейтенанту с майором спорить не положено.

Севастополь, напомню, в то время был городом закрытым – въезд только по специальным пропускам, а для местных жителей  -  по штампу в паспорте о прописке. В связи с закрытостью и огромным количеством военных, снять квартиру, комнату, дом или полдома было практически нереально. Популярным местом, где развешивали объявления, был киоск и стенды горсправки в начале улицы Советской, у площади Ушакова. Туда же приходили хозяева жилья, искавшие квартирантов. Требования были достаточно жесткие: не хотели брать с маленькими детьми (мебель попортят) или неженатых офицеров (пьют и девок водят). Некоторые требовали оплату за полгода вперед.

Стоит отметить, что неофициальная сдача жилья была запрещена. Кроме того, среди владельцев драгоценных квадратных метров бытовало поверье, что проживший более года в съемном жилье квартирант, якобы, получает право на эту жилплощадь. В связи с этим, на год квартиры не сдавали, а на полгода – одиннадцать месяцев. Рассказывали сказки о предстоящем ремонте, но уже через несколько дней в квартиру вселялись новые съемщики.

Короче, найти квартиру было архисложно. Хорошо, кто-то из прапорщиков подсказал, что в километре от части, рядом с соседней автобусной остановкой некая баба Маша постоянно сдает жилье. У неё и остановились.

Место это называлось Погранка (между базой отдыха «Каравелла» и створным маяком). Когда-то здесь действительно начиналась пограничная зона, стоял пропускной пост. Поселились, в общем. Баба Маша, которой было лет около 50, но все её называли именно бабой, была уникальным персонажем. Но об этом как-нибудь в другой раз…

За первые четыре года службы я поменял 6 квартир в Севастополе, пока, наконец, не въехал в освободившуюся служебную квартиру. И об этом тоже однажды напишу. Занимательные случались истории.

В Севастополе родились мои дети: в 1989 Лера, а в 1996-м – Женя. Здесь, собственно, прошла моя молодость и наступила зрелость (пафосно как-то, но ведь правда же).

В Севастополе я снова стал гражданским человеком, получил второе высшее образование, некоторое время побыл политиком и депутатом, общественным деятелем, пловцом-марафонцем и т.п.

В 2014-м всё изменилось – Крым накрыло одной большой жопой. Но многим нравится – для них это Родина.

PS

3 сентября 2017 года, ровно через 30 лет, я снова пересекал границу Крыма – ехал к родителям в Бердянск. Теперь уже не условную границу, а настоящую…

Фото www.counter-currents.com