Крым взорвет Россию изнутри

Crimea - полуостров КрымЛюди, прожившие 23 года в независимой демократической стране, не могут мириться с реалиями российского тоталитарного государства. Это хорошо понимают в Кремле, поэтому стараются сделать из полуострова «сакральную витрину» для России, а крымчан – задобрить миллиардными вливаниями в улучшение инфраструктуры.

Термин «тоталитаризм», впервые появившийся в работах философа Джованни Джентиле в 1926 году, был популяризован итальянскими фашистами. В статье Бенито Муссолини «Доктрина фашизма» (1931 г., авторство большинства ее глав тоже предписывают Джентиле) тоталитаризм понимается как общество, в котором главная государственная идеология обладает решающим влиянием на граждан. Как указано в работе, тоталитарный режим это «Tutto nello Stato, niente al di fuori dello Stato, nulla contro lo Stato», что в переводе означает «Все внутри государства, ничего вне государства, никого против государства». Иными словами, все аспекты жизни человека подчинены государственной власти. Джентиле и Муссолини полагали, что развитие коммуникационных технологий приводит к непрерывному совершенствованию пропаганды, следствием чего является неизбежная эволюция в сторону тоталитаризма.

Новую трактовку тоталитаризму в 1945 году дал Карл Поппер, который в своем труде «Открытое общество и его враги» противопоставил тоталитаризм либеральной демократии.

В XX веке политологи относили к тоталитарным режимам Италию времен Муссолини, гитлеровскую Германию, сталинский СССР. К тоталитарным правителям также относят Энвера Ходжи в Албании, Мао в Китае, Пиночета в Чили, Сапармурада Ниязова в Туркменистане, правителей КНДР и т.п.

Нет сомнения, что Россия времен Путина также представляет собой страну с тоталитарным режимом. Начиная с 2000 года на «одной шестой части суши» беспрерывно урезаются права граждан. «Закручивание гаек» идет по нарастающей, а аннексия «сакральной территории» поставила перед кремлевскими стратегами новые задачи: как удержать в узде вкусивших демократических ценностей крымчан.

Новое понимание в теорию тоталитаризма в 1956 году внесли Карл Фридрих и его бывший аспирант Збигнев Бжезинский. В работе «Тоталитарная диктатура и автократия» они сформулировали основные признаки тоталитарного общества, которые потом дополнили другие исследователи. Современная Россия, как в «Прокрустово ложе», идеально укладывается в эти определения. Можно лишь перечислить основные из них:

- Наличие одной всеобъемлющей идеологии, на которой построена политическая система общества;

- Наличие единственной партии, - как правило, руководимой диктатором, - которая сливается с государственным аппаратом и тайной полицией;

- Крайне высокая роль государственного аппарата; проникновение государства практически во все сферы жизни общества;

- Жесткая идеологическая цензура всех легальных каналов поступления информации, а также программ среднего и высшего образования;

- Большая роль государственной пропаганды; манипуляция массовым сознанием населения;

- Массовые репрессии и террор со стороны силовых структур;

- Уничтожение индивидуальных гражданских прав и свобод;

- Почти всеобъемлющий контроль правящей партии над вооруженными силами и распространением оружия среди населения;

- Приверженность экспансионизму;

- Административный контроль над отправлением правосудия;

- Стремление стереть все границы между государством, гражданским обществом и личностью.

Американский политолог Джеймс Скотт выделяет четыре необходимых условия для «апокалипсиса в отдельно взятом государстве»:

- Модернистские идеи переделки мира;

- Наличие достаточно сильного аппарата для проведения этих идей в жизнь;

- Жестокий кризис общества;

- Неспособность общества сопротивляться.

Как видим, произошедшие в России после воцарения Путина события и перемены полностью соответствуют и этой концепции.

Между тем Украина и Крым в ее составе все эти годы шли совершенно другим путем. Украинское общество избежало тоталитарного контроля над собой, а попытки режима Януковича ввести в стране российскую модель управления привели к массовым народным выступлениям, бегству президента и изменению внешне и внутриполитического курсов государства.

При этом, даже несмотря на то, что все годы Крым и, особенно, Севастополь были настоящим заповедником коммунизма, менталитет крымчан мало отличается от менталитета жителей материковой Украины. И это представляет большую угрозу для путинского режима: попробовавшие на вкус настоящую свободу люди не понимают, как можно так попирать их, казалось бы, естественные права. Наступление на свободу слова и митингов не столь сильно волнуют основную часть населения полуострова, как ущемление их материальных прав и жизненных удобств. Отсюда массовое недовольство разработанным московскими и питерскими специалистами Генпланом Севастополя, протесты против варварской и беспардонной застройки, против отсутствия диалога с обществом по ключевым вопросам. Крымчане не привыкли, что за них кто-то решает все вопросы. Напротив, для россиян это уже давно стало обыденностью и вызывает протесты только в редких и особо вопиющих случаях.

Ропщут и крымские политические и бизнес-элиты: их отодвинули на задворки от вопросов управления и принятия решения, их экономические интересы не учитываются московскими назначенцами, а бизнес, зачастую, просто отжимают.

В этих условиях Кремлю приходится делать такие финансовые вливания в Крым, каких не видели большинство российских регионов. И даже при этом обстановка на территории «серой зоны» остается взрывоопасной.

История тоталитарных режимов XX века показывает, что все они рано или поздно терпят крах. Нет сомнения, что такая же участь постигнет и Россию, а Крым в этом процессе будет дополнительным катализатором реакции.