Европа меняется, центр принятия политических решений перемещается из Берлина в Лондон

Борис Джонсон и Олаф ШольцВ то время как Борис Джонсон практически ежедневно набирает политические очки, Олаф Шольц с такой же скоростью помогает Германии потерять в Европе политический вес, над которым фрау Меркель работала десятилетия.

Макрон же, попытавшись сыграть в игру «И вашим, и нашим», вообще выпал из рейтинга влиятельных политиков. Политическая проституция всегда выходит боком.

Эрдоган, в то же время, в который раз доказывает, что Турция – европейская страна, влияние которой растет с каждым годом.

И, что особенно приятно, улучшились имидж и значимость Украины на европейской арене. Крупнейшая страна Европы занимает подобающее ей место.

Какой из этого вывод? Простой и очевидный: экономическое партнерство с Россией и зависимость от ее энергетических ресурсов привели многие, если не все, европейские страны к политической зависимости. Бывают соседи, с которыми стоит, разве что, вежливо здороваться, но ни в коем случае не пускать на порог.